Главная    >>>   Рассказы    >>>   Гении с убийственным взглядом

«Гении с убийственным взглядом»


В сороковые годы XIX века на сцене императорской оперы в Париже блистал непревзойденный мастер бельканто Пьетро Массоли. Постановки с его участием неизменно имели аншлаги еще и потому, что на них порой происходили вещи непостижимые и трагические, причину которых публика усматривала в убийственном взгляде маэстро.

«Гении с убийственным взглядом»

Прямо говоря, Массоли, сам того не желая, мог убивать взглядом, брошенным на кого угодно случайно. Это и вынудило его в 1858 году, оставив сцену, перебраться в сицилийскую глушь. Там он прожил еще полвека, унаследовав от некогда блестящего прошлого репутацию могущественного колдуна, безумного и коварного. Нужно ли говорить, что гениальный певец никогда колдуном не был, в чем беспрестанно пытался убедить окружающих? Но ярлык, прилипший еще в Париже, продолжал служить недобрую службу. Значит, были на то основания? Несомненно. И вот как об этом в апреле 1896 года писал в американском журнале Reason доктор медицины Стив Гринсон.

«С участниками давних событий и даже с очевидцами я, к сожалению, не встречался. Я пошел вынужденным путем, перелистав подшивки европейских газет, проливших свет на былое. Представшее перед моим мысленным взором, подогрев воображение, немало потрясло. Тогда парижане упивались оперой Жана Франсуа Галеви «Король Карл Шестой» с участием в главной партии Массоли, для которого вообще не существовало каких-либо вокальный трудностей. Его, к тому же наделенного «дьявольской энергетикой», беспрестанно вызывали на бис, чем мешали размеренному ходу спектакля. Массоли пел и пел до тех пор, пока ему изрядно не надоело повторять одну и туже арию «Проклятие», идеально подходящую для его уродливой внешности, для его холодных бездушных глаз. Надо же! Рабочий сцены, перемещая декорации, имел неосторожность улыбнуться, чем вызвал у певца, отнесшего это на свой счет, приступ ярости. Нет, Массоли не ударил его. Он всего лишь «по-особому, будто желал испепелить, посмотрел на него». Этого было достаточно, чтобы жизнерадостный здоровяк-рабочий рухнул замертво. Массоли, поняв, что убил, выбежал за кулисы. При этом наблюдалось еще одна странность. Никто не подносил огонь к кисейным занавесям задника, но они вспыхнули, и их не без труда потушили.

На другой день бульварные столичные газеты стали наперебой уверять, будто «гениальный певец, хоть и не блещет интеллектом и гениален только в пении, без труда убивает глазами, ими же поджигая бумагу, дерево и даже железо». Железо не горит. Оно плавится. Однако, по заверению партнерши Массоли по сцене, примадонны Жозефины Сторлеттини, «он, согревающий нежной дружбой, ради шутки или из желания поразвлечь, поджигал взглядом тарелки тонкого серебра, гнул ложки и вилки, стрелки каминных часов, кипятил простывший кофе в китайских фарфоровых чашках».

Жозефина Сторлеттини вспоминает, что с Массоли было очень опасно даже слегка вздорить, не то что ввязываться в непримиримые конфликты. Неосторожность перечить певцу имел капельмейстер Жан-Анри Бретоль. Массоли, прямо на сцене, прилюдно разделал его как бог черепаху. Бретоль, осмелившийся повысить на маэстро голос, вдруг побледнел, завалился на спину, захрипел. Кончина была почти мгновенной. Когда покойного обмывали, чтобы положить в гроб, обратили внимание на красные, покрывающие все тело рубцы, что бывает при ударах плетью. В ходе полицейского расследования Массоли, отвергая «умышленные зловредности», тем не менее сознался, что «боится собственных талантов карать и миловать глазами, и даже старается пристально не на кого не смотреть».

Последней каплей, переполнившей чашу опасных сверхъестественных способностей гениального певца, стала почти нечаянная расправа его над марсельским торговцем шерстяными тканями Антуаном Сарду, опоздавшим на представление и по неловкости опрокинувшим кресло в первом ряду партера, когда Массоли пел «Проклятие». Певец сбился, более того – сфальшивил, взглянул на Сарду укоризненно и блестяще закончил арию, вызвав овации. В антракте Сарду, дабы загладить оплошность, передал Массоли чек на крупную сумму. Маэстро предложил вместе отужинать. Торговец скончался в коляске, возвращаясь из ресторана.

Немецкий писатель-романтик, художник и композитор Эрнест Теодор Амадей Гофман (1776-1822) в мистическом романе-гротеске «Эликсир дьявола» высказывал мысль о том, что люди искусства, особенно выдающиеся, способны взглядом, прожигая время и исторические пространства, не только находить точки предсказаний будущего, но даже действовать глазами не хуже, чем действует топором палач.

«Портрет Н. П. Шереметева»
«Портрет Н. П. Шереметева»

В нашей отечественной истории тоже были таки люди. Один из них, крепостной виолончелист графа Н. П. Шереметева (1751-1809), владельца усадеб Кусково и Останкино, Матвей Усов, услаждал слух барина и его гостей не только виртуозным исполнением сложнейших музыкальных произведений. Но демонстрировал иные «чертовы» таланты, принудившие откровенно боявшегося его барина дать вольную, но оставить при себе, «дабы все обо всех прознавать». Усов, надо полагать, был провидцем, угадывал и говорил потаенное, сокровенное, обходясь без гадательных карт. Способствовали этому глаза его, «безжалостные, стеклянные, привораживающие». О глазах недавнего дворового человека, ставшего советчиком, об их «убийственном применении». Н. П. Шереметев высказывался с циничной прямотой: «Зачем скотов секачом забивать, если сглаза хватает. Подходит Усов к телку либо к гусям. Вглядывается в них, всегда, кажется, сонно. С ног скоты те валятся. Остается их работникам добить и обескровить. Токмо прямо скажу. Сразу убивает Усов. Сглазом убивает. С грехом Усов не вяжется. Согрешит, ежели меня персонально допекут. Боюсь указывать. Укажу, кого хочешь свалит Усов с ног. Ежели десяток народу будет и больше – повалит без разбору».

«Плохим сглазным взглядом», по свидетельствам современников, среди гениальных музыкантов прошлого отличались итальянский композитор Антонио Сальери, итальянская певица Джудита Паста, французская певица Полина Виардо, немецкий композитор Генрих Шютц, английский композитор Генри Персел. Последний снискал славу не только как создатель первой национальной оперы «Дидона и Эней», но, прежде всего, как тайный предсказатель королевского дома, кроме прочего, при желании насылающий параличи, как бы сейчас выразились, дистанционно, по желанию правящих особ.

Выяснить, что такое феномен людей с убийственным взглядом, пытались многие современные ученые. За основу ими бралась энергетика, казалось бы, таких безобидных, уязвимых органов, как глаза. Выяснилось, что напряженность электромагнитного поля глаз человека, попавшего в экстремальную ситуацию, может возрастать на порядки в сравнении с напряженностью электромагнитного поля мозга. Напряженность эта переходит, особенно при судорожном сужении зрачков, в электрические игольчатые импульсы, как приемниками, фиксируемые глазами людей либо животных, на которых направлены. Гипотетически импульсы являются переносчиками информации, негативной или позитивной. Негативная энергия – пресловутый сглаз – причиняет беды и даже убивает. Позитивная, как в случае гипноза, может лечить, в лучшую сторону корректировать судьбу.

«Око»

Платон предполагал, что в глазах каждого человека отражается его будущее. Уже в 387 году до нашей эры он не сомневался в том, что глаза, наравне со слухом взаимодействуя с мозгом, испускают «лучи зрения, угодные мыслям богов». Оперируя современными эвристическими понятиями, можно предположить, что когда мы видим происходящее за горизонтом событий, то, взаимодействуя, черпаем универсальные, не ограниченные временем и пространством знания из «кладовых» Абсолютного разума. Российский академик А. Д. Урсул считает, что информация первична по отношению к материи, определяет все без исключения процессы, протекающие в мироздании.


НЛО № 11 (533), 2008 год
© Александр Дмитриев


Вы давно пишите стихи, и хотели бы, чтобы ваши произведения читали и комментировали большое количесво любителей поэзии. Тогда пришло время воспользоваться плодами прогресса и опубликовать стихи в интернете.

   
© Сборник Стихов о Смерти