Главная    >>>   Рассказы    >>>   Предсказанная смерть императора Домициана

«Предсказанная смерть императора Домициана»


«Император Домициан»
«Император Домициан»

Еще в юные годы будущего римского императора Домициана халдейские оракулы предсказали ему насильственную смерть, причем не только указали орудие убийства, но и назвали точный день и даже час его гибели...

Место в ряду

Риму слишком часто не везло с императорами.

В 68 году н. э., через 112 лет после смерти Юлия Цезаря, покончил жизнь самоубийством скандально прославившийся Нерон – последний представитель императорской династии Юлиев-Клавдиев, которая вела свое происхождение от Цезаря. Рим погрузился в пучину смуты и сумятицы. На роль вершителя судеб империи выдвинулась армия. Но поскольку в римском войске выделялись три крупные армейские группировки, а у каждой из них имелся свой кандидат на трон, то императоры-временщики менялись с калейдоскопической быстротой. За один лишь год после Нерона на вершине власти побывали три императора из числа бывших военачальников – Гальба, Отон и Виттелий, и всех их ждала одинаковая незавидная участь – потеря популярности, свержение и бесславный конец.

Но вот трон достался второй императорской династии – Флавиев. Ее основатель Веспасиан происходил из никому не известного прежде рода, относящегося к средним кругам италийского общества. Дед Веспасиана был простым крестьянином, ставшим центурионом; отец его был сборщиком налогов. Зато именно Веспасиан, несмотря на скромность своего происхождения, дал Риму вожделенный порядок и стабильность. После Веспасиана правили его сыновья: старший Тит и младший Домициан. Но если Веспасиан и Тит остались в римской истории с почетным титулом «божественный», то репутация Домициана была совсем иной…

Ловец мух

Согласно предсказанию, Домициану было предначертано погибнуть от меча на пятнадцатом году своего правления, в сентябре, в день своего рождения, в пятом часу вечера. Это предсказание не было тайной для окружающих. Со временем о нем узнал весь Рим.

Надо сказать, что в ту пору к подобным пророчествам относились весьма серьезно. Каким же образом повел себя новый император, веривший, что впереди у него есть еще как минимум около пятнадцати лет единоличного правления? Римский историй Гай Светоний Транквилл свидетельствует, что на первом этапе своей деятельности Домициан старался заслужить славу справедливого, бескорыстного и великодушного правителя. Он боролся с коррупцией и судейским произволом, выдвигал на некоторые важнейшие должности вольноотпущенников и среднее сословие, восстановил после пожара множество великолепных построек, в том числе Капитолий, устраивал денежные раздачи для народа, пресекал ложные доносы… «Правитель, который не наказывает доносчиков, тем самым их поощряет!» – заявил он, и его слова казались искренними.

Было, правда, замечено, что каждый день император уединяется на несколько часов в помещение без окон. Вскоре выяснилось, что там, при свете факелов, он ловит мух и протыкает их булавкой, наслаждаясь агонией насекомых. По Риму даже пошел гулять анекдот: «Нет ли кого рядом с императором? Нет даже и мухи!» Это казалось странной, но невинной забавой.

Как бы там ни было, но поначалу многие римляне относились к Домициану с симпатией.

Жестокость и коварство

Но вскоре в характере Домициана стали все явственнее проявляться жестокость и коварство. Замалейшую провинность, подчас даже гипотетическую, он мого казнить любого из своих приближенных. Гермогена Тарсийского, написавшего «Историю», он велел убить лишь за некоторую иронию в свой ардес, обнаруженную в рукописи, а писцов, которые переписывали книгу, приказал распять. Отца семейства, который усомнился в объективности распорядителя гладиаторских игр, император повелел вытащить на арену и бросить диким зверям, повесив на грудь табличку: «За дерзкий язык».

По самой пустячной причине он отправил на плаху множество сенаторов. Так, Сальвий Кокцеян был казнен за то, что отмечал день рождения своего дяди – покойного императора Отона. Другого сенатора предали смерти на основании одних лишь слухов, что он, дескать, составлял императорский гороскоп. Наконец, своего двоюродного брата, Флавия Сабина, Домициан предал мучительной казни лишь за то, что в день консульских выборов глашатай по ошибке назвал его перед народом не будущим консулом, а будущим императором. Разумеется, казнили и оплошавшего глашатая.

Чтобы добиться признания арестованных, Домициан требовал применять к ним изощренные пытки. Порой он сам придумывал новый вид истязаний. По его настоянию, допрашиваемым прижигали половые органы, некоторым отрубали руки.

С иными, заподозренными в заговоре. Домициан любил поиграть в кошки-мышки. Он приглашал сановника в свой кабинет, ласково беседовал с ним, осыпал подарками, а когда тот совершенно успокаивался, отдавал его на лютую расправу. В качестве особой милости он разрешал некоторым осужденным выбрать себе вид казни.

Денег в казне не хватало, но император быстро придумал, как выйти из положения. Стоило умереть богатому человеку, как тут же находились «свидетели», уверявшие, что накануне кнчины тот говорил о своем желании завещать наследство цезарю. Вопреки своим былым заявлениям император содержал огромную армию доносчиков.

Себя Домициан велел официально именовать «Государь наш и бог!»

Прошло еще несколько лет, и он стал вызывать у подавляющего числа сограждан только ненависть и ужас. Его называли «чудовищным зверем, пришедшим погубить мир».

Меры предосторожности

Еще много лет назад, когда на семейном обеде Домициан отказался от грибного блюда, его отец Веспасиан пошутил, что, дескать, кому суждено умереть от меча, тот не должен опасаться отравы. Но Домициан, став императором, боялся всего. Он жил в постоянном страхе и трепете, всячески усиливая меры безопасности, избавляясь от всех, на кого падал хоть тень подозрения в инакомыслии.

Он казнил своего верного советника Эпафродита лишь потому, что ходили слухи, будто он помог умереть Нерону, когда у того не хватило духу поразить себя. Этой казнью Домициан посылал сигнал своему окружению: нельзя поднимать руку на особу императорского звания, даже из лучших побуждений.

Стены и потолки в помещениях, где обитал цезарь, были отделаны зеркалами и полированным лунным камнем, чтобы можно было видеть все, что происходит за спиной. Он лично допрашивал заподозренных в заговоре, держа в руках цепи, в которые они были закованы. Но покой не приходил. По мере приближения роковой даты (пять часов утра в день его рождения на пятнадцатом году правления) Домициан делался все более мнительным.

Как раз в этот период по Риму поползли слухи о загадочных явлениях. Говорили, что по ночам над городом сверкают огромные ветвистые молнии, не сопровождаемые громом. Говорили, что внезапно налетевшая буря опрокинула триумфальную статую императора. Кто-то видел, как на один из портиков Капитолия сел черный ворон и произнес человеческим голосом: «Не бойтесь, скоро все будет хорошо!»

Однажды к императору привели астролога Асклетариона. Домициан так и не решился спросить его о своей судьбе, но поинтересовался, какой смертью умрет сам предсказатель? Тот ответил, что его обгоревший труп растерзают собаки, и это, мол, произойдет очень скоро.

Домициан приказал тут же умертвить предсказателя, а затем похоронить его с величайшими почестями. Так и сделали. Но внезапно налетевшая буря разметала погребальный костер, а на обгоревший труп набросились бродящие собаки.

Когда императору рассказали об этом инциденте, он пришел в ужас…

Роковой день

Утром к Домициану привели германского прорицателя. На вопрос императора о природе ночных молний тот ответил, что они предвещают перемену власти. Этот ответ стоил прорицателю жизни.

«Предсказанная смерть императора Домициана»

Несколько позднее спальник Парфений шепнул императору, что некий человек хочет сообщить ему важные сведения о готовящемся заговоре. Проснувшись в день своего рождения, цезарь осведомился у спальника:
– Который теперь час?
– Начало шестого, – ответил Парфений.
Узнав, что пятый, роковой час миновал, Домициан совершенно успокоился.

Он не знал, что Парфений его обманул. Шел только пятый час. А Парфений был участником заговора, точнее, одним из исполнителей. Во главе же заговора стояли высшие чины двора, оба префекта, а главное, сама императрица Домиция Лонгина.

И вот к Домициану привели человека с перевязанной левой рукой, который, по словам Парфения, хотел сообщить императору о заговоре. Он выглядел совершенно беспомощным. Это был некий Стефан, управляющий важного патриция, находившийся под судом за растрату. Полагая, что Стефан даст сейчас показания на своего господина, цезарь подошел ближе.

Но повязка на руке была всего лишь маскировкой. Стефан выхватил спрятанный в ней кинжал и ударил императора в пах. Раненый бросился к своему ложу, где под подушкой у него был спрятан кинжал. Но там лежали только пустые ножны. Тем временем в покои вбежали еще несколько человек, вооруженные мечами...

Предсказание сбылось!

Домициан погиб в четырнадцатый день до октябрьских календ, на сорок пятом году жизни и на пятнадцатом году правления.

Действительно ли эта смерть была предначертана Домициану на небесах?

Или же заговорщики, зная о страхах императора, сумели организовать покушение так, чтобы создалась видимость, будто все свершилось по воле неумолимого рока?

Это так и осталось тайной…


НЛО № 11 (533), 2008 год
© Валерий Нечипоренко


   
© Сборник Стихов о Смерти